Будут условия, появятся и люди

0
93

Состояние человеческого капитала в странах ЕАЭС характеризуется неоднозначно. Проблема состоит не в том, как его сформировать, а как его эффективно использовать.

 

В Алматы состоялось заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Человеческий капитал на службе интеграции». Принявшие участие в мероприятии известные казахстанские преподаватели вузов, историки, политологи, экономисты, социологи и журналисты обсудили тенденции и проблемы повышения качества и эффективности развития человеческого капитала и всех его составляющих в странах Евразии. Одной из такой важнейшей составляющей является образование.

 

«За последнее десятилетие все страны-члены ЕАЭС показали позитивные результаты в динамике Индекса человеческого развития ООН, рассчитываемого на основе достижений в сферах образования, продолжительности жизни, дохода. Кроме того, в мировом рейтинге по индексу развития человеческого капитала, составляемом экспертами Всемирного экономического форума, страны также занимают неплохие позиции, но хуже обстоят дела с соответствием системы образования современным требованиям. Этот рейтинг рассчитывается по четырем параметрам: образовательный потенциал, развитие, применение, ноу-хау», — разъяснил политолог Эдуард Полетаев.

 

По его мнению, система образования на постсоветском пространстве пока слабо реагирует на потребности реальной экономики, что препятствует эффективному использованию человеческого капитала. Не случайно в последнее время в странах ЕАЭС на государственном уровне принимаются меры, направленные на формирование человеческого капитала, соответствующего современным требованиям для модернизации экономики.

 

Так, в Казахстане, с учетом сложной ситуации на рынке труда, реализуется Стратегический план развития Республики Казахстан до 2025 года, в основу которого заложена новая модель экономического роста, базирующаяся на стимулировании экспортоориентированного производства. Развитие нового человеческого капитала является одной из семи важнейших системных реформ данного плана, которые будут осуществляться в экономике и социальной жизни страны. Среди ожидаемых результатов — становление системы образования, как эффективного поставщика трудовых ресурсов всех уровней квалификаций, заслужившим доверие работодателей и признание общества; улучшение показателей качества образования.

 

«Интеграция служит для людей, — эмоционально оценил значение данных реформ экономист Айдархан Кусаинов. — Будут люди, и мы из них выберем лучших. Будут условия, появятся и достойные люди».

 

Что же касается ЕАЭС, то ему в будущем еще предстоит сформировать свою социальную модель, с учетом особенностей стран-членов, их экономической, социальной, демографической неоднородности. Реализация намеченных мер по повышению качества человеческого капитала должна также повысить конкурентоспособность стран-членов в мировом хозяйстве, где экономика знаний играет все возрастающую роль. «Вместе с тем в деятельности органов ЕАЭС вопросы, связанные с повышением уровня развития человеческого капитала, пока занимают скромное место, а в Договоре о ЕАЭС они почти не затрагиваются. Усиление внимания к этим вопросам и включение их в число приоритетных становится важным», — считает Эдуард Полетаев.

 

На заседании экспертного клуба главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Вячеслав Додонов разъяснил ситуацию, связанную с формированием Индекса человеческого развития ООН касательно Казахстана. По последним данным, за 2018 год, Россия в данном рейтинге располагается на 49-м месте, Беларусь на 53-м, Казахстан на 58-м. Это показатели стран, входящих в группу государств с очень высоким уровнем человеческого развития. Казахстан балансирует на грани этой группы с показателем 0,800, занимая в ней последнее место.

 

«В этом индексе человеческого развития четыре основных компонента, по которым оценивается государство, два из них относятся к образованию, один к продолжительности жизни и один – к доходам, — рассказал Вячеслав Додонов. — У Казахстана сильные позиции по образованию, на оценку большое влияние оказывает продолжительность обучения. Она составляет 15,1 лет. И еще один момент – в стране достаточно высокий уровень школьного обучения и его длительность – 11,8 лет. И вот благодаря этим показателям мы находимся в группе стран с очень высоким уровнем человеческого развития».

 

В свою очередь директор Института мировой экономики и международных отношений Акимжан Арупов думает, что «пока мы просто идем на поводу у западных специалистов, которые дали нам какие-то показатели, и мы ориентируемся по ним. Я, например в 1979 году поступил в МГУ им. М.В. Ломоносова, нас было на факультете 500 человек. Это ребята из далеких сибирских деревень, из аулов Дагестана, и сами москвичи. Тогда я обратил внимание, что мы все были примерно одинаковые по уровню человеческого развития. А посмотрите, как отличается этот уровень сегодня!»

 

Эксперт считает, что завоевания в области образования, которые были в Советском Союзе, ныне теряются, поэтому «мы должны иметь какие-то национальные подходы к показателям индекса человеческого развития». Не стоит также увлекаться чисто рыночными показателями при оценке человеческого капитала. «Разносторонняя подготовка, когда гуманитарии знакомились с основами естественнонаучных дисциплин, а «технари» на должном уровне были осведомлены по гуманитарным и культурным достижениям современности создавали синергетический эффект, — пояснил Акимжан Арупов. — А при современной системе подготовки специалистов, при «суперузкой» специализации мы это теряем. Более того, продолжается подготовка по профессиям, которые либо уже исчезают, либо их исчезновение неизбежно в будущем. Значит, надо учить людей самим учиться непрерывно и постоянно. А это возможно лишь при всесторонней системе развития личности (человеческого капитала)».

 

«Человеческий капитал — это чисто капиталистический термин, — уверен заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов. —

На просторах бывшего Советского Союза этот термин долгое время немногих интересовал. Наверное, потому, что уровень этого человеческого капитала был достаточно высок, если мы говорим об образовании. Кстати довольно забавный критерий попадания государства в группу стран с очень высоким уровнем развития, это длительность учебы. А если все мы будем учиться по 20 лет, то наш рейтинг еще больше возрастет? При этом все сильнее ощущается дифференциация в области образования. Вузов после распада СССР стало гораздо больше. Но свидетельствует ли это о том, что уровень человеческого капитала повышается?»

 

Координатор проектов ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Ольга Симакова глядит на ситуацию более оптимистично. «Не думаю, что стоит смотреть на ситуацию и оценивать ее в монохроме. Будем объективны, у нас есть условия для формирования качественного человека, и это худо-бедно работает. Цель все равно достигается: казахстанские школьники побеждают на международных олимпиадах, специалисты востребованы, в том числе за рубежом, — если брать это в качестве показателей. Также работает система грантов при поступлении в вузы, среднее специальное образование бесплатное. Если мы посмотрим на результаты опросов, то порядка 75 процентов взрослого населения имеют квалификацию на базе среднего специального или высшего образования», — подчеркнула она.

 

Проблема, на ее взгляд, в том, что когда страна получает этого качественного человека, то он может оказаться не всегда востребованным в силу разных причин. «Возникает либо ситуация отсутствия вакансии, либо несостоятельности работодателя (который не может позволить себе такого специалиста), либо дилемма «стеклянного потолка». Что, на самом деле, забота не человека, а государства и бизнеса. И тогда появляется тема с перемещением трудовых ресурсов, и ЕАЭС в данном случае является определенным гарантом для получения работы внутри Союза, не отказываясь от казахстанского гражданства, — объяснила Ольга Симакова. — Но, опять же, это не эмиграция, процесс не надо рассматривать как утрату человеческих и трудовых ресурсов, это просто маятниковая, временная трудовая миграция. Конечно, риск невозврата людей существует, но это вопрос к государству, и тем условиям, которые созданы внутри страны, насколько она привлекательна для жизни. В общем, задача не в том, как сформировать первоначальный человеческий капитал, а как его использовать»

 

Аманжол СМАГУЛОВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here