Нурлан Еримбетов: «В менталитете кочевников нет привычки долго стоять на митингах!»

icon150 (1)О новом политическом сезоне в Республике Казахстан, стартовавшем с открытия пятой парламентской сессии и неожиданного объединения двух политических партий – «Ауыл» и Партии Патриотов Казахстана, в интервью рассказывает известный казахстанский политолог, директор Центра социального партнерства Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» Нурлан Еримбетов.

—       Нурлан Кенжебекович, как вы относитесь к идее внеочередных парламентских выборов в Казахстане, которую высказывают некоторые аналитики и эксперты? Возможны ли они и нужны ли в новом политическом сезоне?

—       К идее возможных досрочных парламентских выборов в Казахстане я отношусь достаточно нейтрально. Не думаю, что даже если они и произойдут, то что-то кардинально изменится и как-то обновится текущая политическая повестка дня. Для меня более насущны сейчас перспективы совершенно иной категории. В частности, хотелось бы увидеть в Казахстане большее количество спикеров, партийных деятелей и экспертов, которые могли бы брать на себя ответственность или хотя бы разделять ее с Президентом Нурсултаном Назарбаевым. А то уже долгое время как после любых мало-мальски значимых событий страна живет в режиме ожидания: «а что скажет, Президент?!». После того, как глава государства выходит в эфир и дает свои разъяснения, общество как-будто бы вновь получает импульс для дальнейшей работы. Вот только мне не понятно, почему всегда отмалчиваются лидеры и активисты пропрезидентских партий и организаций и выступают лишь постфактум, когда Президент уже высказался, дал всевозможные разъяснения и поручение. Такая пассивная позиция пропрезидентского большинства меня никогда не устраивала. Поэтому, на мой взгляд, сейчас наиболее актуальной дилеммой в новом политическом сезоне Казахстана, будет вопрос делегирования политической ответственности тем, кто добился определенных должностных успехов благодаря Президенту Назарбаеву. Пришло время проявить себя, а не отсиживаться в сторонке.

—       А как вы рассматриваете недавнее объединение двух казахстанских политических партий – «Ауыл» и Партии Патриотов в одну партийную структуру под брэндом «Ауыла»?

—       Я рассматриваю объединение этих партий опять же не через призму досрочных парламентских выборов, которые могут состояться, а могут и не состояться вовсе, а снова – сквозь ту пользу, которое это объединение может принести для страны. Предполагаю, зачем это объединение проводится. С одной стороны, у лидеров и активистов партий «Ауыл» и Патриотов никогда не было и нет особых противоречий и разногласий. Они, в принципе, всегда сидели рядышком друг с другом в прямом смысле этого слова: на всех конференциях, форумах и межпартийных мероприятиях. С другой стороны, партийная консолидация в том виде, в каком мы ее видим сейчас это своего роды импульс для того, чтобы эти партии как-то задвигались, зашевелились, начали более активно отстаивать государственную позицию. Ведь собственно обе партийные организации и преследовали цель помогать Главе государства в проводимой им политике. Слияние партий в этом смысле можно сравнить с реорганизацией государственного аппарата: объединением различных госструктур, которые по отдельности показали себя не слишком эффективными. Когда это происходит им словно дается толчок для того, чтобы они действовали по-иному, более активно, более плодотворно выполняли возложенные на них обязанности.

—       А что до выборов, то я бы не судил об их перспективе столь однозначно. Давайте вспомним, что ныне существующая партия «Бирлик», основанная за счет точно такого же слияния двух партий – «Руханият» и «Адилет», которое произошло в 2013 году, тоже создавалась с какой-то далеко идущей целью. И то же было много разговоров о том, что грядут, дескать, очередные-внеочередные выборы в Мажилис Парламента. Однако ничего подобного не случилось. Потому я больше придерживаюсь мнения, что основной замысел объединения партий «Ауыл» и Патриотов в одну-единственную партию «Ауыл» по большей части указывает на то, что в стране не хватает сильных фронтальных партийных организаций, которые могли бы разделять с властью политическую ответственность.

—       Возможно ли, что сейчас на партийном поле республики Казахстан происходят процессы по мягкой нейтрализации ярких и харизматических деятелей, коими были председатели этих партий Гани Калиев и Гани Касымов, на замену которым приходят или ставятся малоизвестные широкой общественности «серые кардиналы»?

—       Я не могу сказать о бывших лидерах этих партий ничего плохого или хорошего. Точно также еще не факт, что пришедшие им на смену не известные широкому кругу общественности партийные деятели вдруг окажутся недостаточно харизматичными политическими деятелями. А может быть они окажутся сильными партийными организаторами и функционерами, жизнь покажет. Другой вопрос, что эти самые партии, их бывшие руководители и деятели не прошли тест на «трудные времена», на испытания, на работу в некомфортных условиях. Например, за время моей работы в Центре социального партнерства ФНБ «Самрук-Казына», основная деятельность которого сосредоточена на профилактике трудовых конфликтов и сглаживании атмосферы социальной напряженности в тех или иных очагах и регионах, я что-то не припомню, чтобы лидеры указанных партий выезжали на места, выходили к народу, к рабочим коллективам, успокаивали их, пытались разрядить обстановку или взять на себя ответственность за переговоры. А ведь партии позиционируют себя как пропрезидентские и народные. Но это, конечно, не касается только деятелей конкретных партий, здесь нужно говорить шире, ведь речь идет буквально о всех казахстанских партиях, их менеджерах, членах и активистах. Это и есть та самая пресловутая проблема ответственности, которую никто не хочет на себя брать, которую сторонятся.

—       А ведь как было бы хорошо, если бы вместо сотрудника прокуратуры с традиционным текстом о незаконности собрания, полиции и ОПОН, к людям выходили лидеры общественного мнения, партийные деятели и просто неравнодушные авторитетные граждане. Вот тогда бы я сказал, что партии Казахстана выполняют свою высокую миссию и предназначение.

—       Поэтому отвечая на ваш вопрос, замечу, что с уходом прежних лидеров этих партий и приходом на их место новых функционеров, хуже точно не будет.

—       А уменьшение количества партий в РК, не даст ли это лишний повод нашим западным партнерам еще раз покритиковать казахстанское руководство за недостаточную демократичность?

—       Не следует судить о демократии в стране по количеству партий. Как не стоит судить о наличии демократии по тем критериям и лекалам, по которым привыкли судить западные страны. Количество митингов и шествий, например, может и вписываются в западную канву представлений о демократии, однако у нас все совсем по-другому: казахи никогда не будут стоять возле какого-нибудь дворца и качать права, потому что это совершенно не вписывается в их систему ценностей. Они скорее изберут своих переговорщиков – людей, которым они безраздельно доверяют, делегируют им свои полномочия и отправят к главе аула, акиму района, города, области или Президенту. Их представителями будут возможно только два-три человека, зато авторитетных, пользующихся всеобщим уважением. Им-то и надлежит будет разрешить проблему, а не толпе, простаивающей дни напролет возле каких-либо символических зданий. Это и есть наш менталитет, менталитет кочевников.

Таким образом, то, о чем я говорил, насущность ответственных политических деятелей, которые бы поддерживали проводимую Президентом политику на местах, необходимость внятных политических партий, которые бы не боялись брать на себя ответственность и находясь в гуще конфликтных ситуаций, разрешали бы споры, разногласия и противоречия, а не отделывались сторонним наблюдением и равнодушным молчанием, приобретает в этой связи еще более актуальное звучание.

Ссылка на источник: http://ia-centr.ru/expert/21602/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here