Буква закона и дух консолидации против глобальной угрозы

2Опыт профилактики и противодействия терроризму и экстремизму, регулирование деятельности религиозных организаций, проблемы духовности  социума и гармонизации межэтнических и межконфессиональных отношений, — таков неполный перечень вопросов повестки дня круглого стола «Этноконфессиональная безопасность в современном мире: перспективы и риски», состоявшегося на прошлой неделе в Саратове по инициативе Информационно-аналитического центра «Евразия – Поволжье» в рамках работы Совета по взаимодействию с национальными и религиозными объединениями при губернаторе Саратовской области.

dsc_0116Диалоговая площадка, организованная на базе Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского, объединила ученых, экспертов, представителей органов государственной власти не только России, но и государств Центральной Азии.

Это закономерно, поскольку в условиях глобального мира угроза международного терроризма и экстремизма не имеет границ. И, как отметила, открывая заседание, исполнительный директор ИАЦ «Евразий – Поволжье» Марина Лапенко, эта угроза требует консолидации всех ресурсов власти и общества для выработки эффективных моделей профилактики и предупреждения экстремистских идей.

Спектр вопросов повестки дня заседания охватывал заявленную тематику в «панорамном обзоре».

Тональность встречи определилась эмоциональным выступлением гостя из Таджикистана – директора Центра исследования регионов мира, доцента кафедры ИТМО, Российско-Таджикского (Славянского) Университета Азизджона Рахмонова. Анализ развития радикальных и террористических организаций на Ближнем Востоке и в Центральной Азии эксперт сопроводил документальным фильмом о зверствах боевиков ИГИЛ – запрещенной в России международной террористической организации.

Комментируя нынешний размах деятельности радикальных группировок, А.Рахмонов подчеркнул, что для таджиков призывы к свержению политической власти, гражданское неповиновение, теракты и диверсии, межэтнические и межконфессиональные конфликты – не абстрактные формулировки, но вполне материализованные понятия, поскольку многие граждане страны – свидетели трагических событий 90-х годов на территории своей страны.dsc_0200— Потери Таджикистана в братоубийственной гражданской войне не оценить никакими суммами и цифровыми эквивалентами. Принято считать, что республике был нанесен экономический ущерб в объеме более 7 млрд. долларов (в эквиваленте 90-х годов), страна была отброшена в развитии на 20-30 лет назад, Но самые тяжкие последствия – это более 150 тысяч потерянных человеческих жизней, 50 тысяч детей-сирот, более 30 тысяч вдов, — констатировал эксперт.

Оценивая нынешнюю ситуацию, А.Рахмонов выделил четыре внешние угрозы, которые епосредственно влияют на национальную и региональную безопасность в Центральной Азии: растущий незаконный оборот наркотиков; деятельность незаконных вооруженных формирований, радикальных и террористических организаций; увеличение незаконного оборота стрелкового оружия на Среднем и Ближнем Востоке и возможность его переброски в ЦАР; информационно-психологическую обработку молодежи с целью рекрутинга новых бойцов в радикальные группировки.

— В условиях роста угроз глобального характера необходимо тесное взаимодействие европейских государств с Российской Федерацией и государствами Центральной Азии, потому что мы уже ощущаем на себе реальное влияние этих угроз, — подчеркнул А.Рахмонов.

Солидарность с коллегой подтвердил старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО (У) МИД России Леонид Гусев, отметивший в своем выступлении, что конфликты между светскими и экстремистскими силами зародились в государствах Центральной Азии еще в начале 90-х годов. С тех пор здесь произошло огромное число военных столкновений, террористических актов, а в Таджикистане с 1992 по 1997 годы шла кровопролитная гражданская война.

dsc_0337Эксперт отметил, что в настоящее время в странах Центральной Азии существуют определенные внутренние предпосылки для распространения радикальной идеологии. В частности, некоторые эксперты полагают, что активизация экстремистского движения в Узбекистане, Киргизии и Таджикистане обусловлена слабостью политического курса, ухудшением экономической ситуации, коррупцией, резким снижением уровня жизни и неэффективным государственным управлением. Быстрый переход к рынку резко изменил прежние моральные ценности. На фоне безработицы и маргинализации части молодежи в регионе получили распространение экстремистские взгляды, призывы и действия.

Безусловно, руководители государств Центральной Азии понимают важность обеспечения безопасности в своих странах и необходимость борьбы с терроризмом и экстремизмом. В связи с этим ими предпринимаются различные меры для того, чтобы противостоять этим угрозам. Однако ситуация достаточно напряженная, и необходимо приложить все усилия, в том числе, более уверенно задействовать ресурс таких организаций, как ОДКБ и ШОС.

— Базовые документы по миротворчеству ОДКБ предполагают только классическое миротворчество, когда имеется документированное согласие сторон на вмешательство третьих сил, соглашение о прекращении огня. Тогда миротворческие контингенты применяют силу исключительно для самообороны. Однако решение проблем, связанных с террористической деятельностью в Центральной Азии, может потребовать более гибких методов реагирования, включающих в себя силовые элементы, временное нарушение принципов равной удаленности и нейтральности. Необходимы также меры по противодействию попыткам насильственной смены власти со стороны экстремистов. Все это может потребовать внесения соответствующих изменений в базовые документы, — считает Л.Гусев.

dsc_0418Директор центра исламоведческих исследований Академии наук Республики Татарстан Ринат Патеев представил в своем докладе анализ факторов вовлечения новобранцев в деятельность экстремистских групп. Он отметил, что

зачастую люди, приобщившиеся к радикальной идеологии, безоговорочно верят в гедонистические установки «получения награды в раю». Причем подобные технологии манипуляции, как правило, используются откровенно цинично.

Но не стоит думать, что только искаженные религиозные установки являются основой вовлечения в радикальную деятельность. Мотивы приобщения к таковой  имеют сложный комплексный характер. Это, в том числе, и социально-психологические установки, воспроизводимые в рамках радикальных групп. Сюда можно отнести многие факторы, но суть их сводится к одному – к социальной неудовлетворенности, отсутствию возможностей для личностной самореализации.

— Особенно это относится к молодежи. Для молодых людей зачастую радикализация есть экстраординарный процесс самореализации личности, которая попала в сложные социокультурные условия, — считает эксперт.

По его мнению, в этом контексте одним из важных моментов решения проблемы является деполитизация исламского дискурса как такового.

Эта тема получила развитие в выступлении муфтия духовного управления мусульман Саратовской области Мукаддаса Бибарсова.

dsc_0482Он отметил, что в глобальном информационном пространстве ежедневно предпринимаются попытки перевернуть сознание людей таким образом, чтобы внушить им: все террористические акты осуществляются исключительно мусульманами, а страдают от этого исключительно не мусульмане.

— Мы не можем изжить этот стереотип. Между тем, более 98% погибших от рук террористов – мусульмане. Я убежден в том, что терроризм – не религиозное, а политическое явление. Да, в мусульманском сообществе действительно есть серьезные проблемы, которые зачастую обусловлены общебытовыми проблемами социума. Но нужно понимать: роль любой религии – укрепление  внутреннего мира человека и гармонизация его взаимоотношений с внешним миром. Поэтому наше управление с 90-х годов большое внимание  уделяет воспитанию молодежи в традициях не толерантности, нет, это модное слово не отражает сути отношений в сообществе людей. Мы воспитываем молодежь и детей в традициях уважительного отношения друг другу, независимо от этнической и религиозной принадлежности. Это непросто, потому что больной вопрос современности состоит в том, что мы перестали общаться. В избытке информации вокруг нас, мы становимся все более одинокими. Таким образом происходит слом той сущности человека, которая заложена Творцом, — констатировал муфтий.

Своеобразным рефреном затронутой проблемы, но в более широком контексте, стало выступление профессора кафедры международных отношений и мировой экономики Казахского национального университета имени аль-Фараби, директора Евразийского научно-исследовательского Центра, эксперта Независимого агентства аккредитации и рейтинга РК Галии Мовкебаевой.

Она акцентировала внимание аудитории на теме формирования «евразийской идентичности».

По мнению эксперта, в условиях глобализации идентичность может выступить в роли консолидирующего фактора, не только на уровне «национальной солидарности», но и коллективного сознания. И к тому есть объективные предпосылки.

dsc_0399— Выделяя три базовых параметра формирования идентичности – коммуникацию,  память и опыт – мы отмечаем, что все это есть на постсоветском пространстве, — сказала Г.Мовкебаева. — Наше поколение выросло в условиях «советской интеграции» с ее плюсами и минусами. Но для молодежи это несколько иная ипостась, поэтому в новом поколении практически с чистого листа нужно формировать единые ценностные категории Евразийского экономического союза, основы евразийского самосознания и патриотизма. Это невозможно без соответствующей политики в социальной сфере. Также, считаю, нужно создавать сеть интеллектуальных клубов по генерации евразийских смыслов, которые касаются истории, культуры, гуманитарного сотрудничества.

Отдельный блок вопросов заседания был посвящен профилактике деятельности экстремистских и деструктивных сообществ в этноконфессиональной среде, в том числе, рассмотрению законодательных новелл в сфере обеспечения общественной безопасности.

В этой части дискуссии ее модератор – заместитель директора по международному образованию и сотрудничеству ИИМО СГУ, доцент кафедры международных отношений и внешней политики России СГУ Денис Алексеев приоритетное право голоса предоставил исполняющему обязанности министра области – председателя комитета общественных связей и национальной политики

Артуру Заббарову, который представил систему мониторинга и профилактики, организованную в сфере этноконфессиональных отношений Комитетом общественных связей и национальной политики во взаимодействии с традиционными конфессиями, национально-культурными объединениями, муниципалитетами и правоохранительными органами.

— В настоящее время радикальные проявления основываются на гипертрофированных искажениях исламских доктрин. Нужно встать на позиции традиционного ислама, чтобы не допускать спекуляций на эту тему. У нас выстроены серьезные партнерские и дружеские взаимоотношения с Духовным управлением мусульман Саратовской области, на постоянной основе ведется совместная работа по мониторингу ситуации, обсуждение проблемных вопросов.  В настоящее время Федеральное агентство по делам национальностей запустило систему мониторинга межконфессиональных отношений на федеральном уровне, в которую мы активно встраиваемся, — сказал А.Заббаров.

В ходе заседания были рассмотрены вступившие недавно в силу поправки в законодательные акты Российской Федерации, касающиеся регулирования деятельности религиозных организаций и противодействия терроризму и экстремизму, известные в народе как пакет Яровой-Озерова.

dsc_0085В частности, правовые аспекты регулирования миссионерской деятельности, а также целесообразность появления подобных юридических норм в российском законодательстве прокомментировала депутат Саратовской областной Думы, декан юридического факультета СГУ Галина Комкова.

Относительно нововведений в закон о свободе совести и вероисповедания она отметила факт формулирования понятия «миссионерская деятельность», а также законодательное закрепление правил и условий ведения таковой. За нарушение этих правил установлена административная ответственность, которая также прописана в новых разделах закона.

Спикер согласилась, что некоторые нормы закона в новой редакции нуждаются в дополнительной конкретизации, что, очевидно, будет иметь место в правоприменительной практике.

— Но в целом, закон важный и своевременный, и смысл его не должен быть выхолощен: миссионерская деятельность – это право религиозных организаций, которое должно осуществляться в соответствии с прописанными нормами закона, — резюмировала Г.Комкова.

Декан философского факультета СГУ Михаил Орлов, профессор  теологии и религиоведения, в своем выступлении раскрыл ценностные и социокультурные аспекты применения законодательных новелл. По его мнению, процесс их имплементации может быть осложнен столкновением ценностей и интерпретаций, присущих атеистическому и религиозному мировоззрениям.

— Существует немало законов, регулирующих взаимоотношения светского и религиозного. Вместе с тем существует и ряд проблем. Для того чтобы обосновать законы, связанные с религиозной деятельностью, необходим определенный уровень компетенций. Религиовед увидит в них массу сложностей, игнорировать которые нельзя, потому что на них обязательно обратят внимание религиозные организации, — считает М.Орлов.

Тем не менее, дискуссия показала единство участников в понимании необходимости и своевременности принятия законодательных поправок, равно как и в понимании того, что выработка эффективных механизмов профилактики и предупреждения распространения экстремистских идей – задача, требующая консолидированных усилий государства, общественных институтов, религиозных организаций и центров изучения религий.