Итоги заседания Евразийского межправительственного совета: взгляд из Казахстана

icon150Итоги заседания Евразийского межправительственного совета: взгляд из Казахстана

7 марта в Бишкеке прошло заседание Межправсовета глав правительства стран ЕАЭС. Итоги заседания прокомментировали казахстанские эксперты

Замир Каражанов, политолог:

— Хотелось бы обратить внимание на заявления, сделанные казахстанским премьером Бакытжаном Сагинтаевым, прежде всего, относительно торгово-экономического сотрудничества с Кыргызстаном.

Во-первых, Сагинтаев подтвердил готовность Казахстана выделить 41 млн долларов на адаптацию Кыргызстана к условиям ЕАЭС.

Во-вторых, в выступлении премьера шла речь о расширении перечня предприятий из Кыргызстана, поставляющих свою продукцию в Казахстан, и увеличении перечня кыргызской продукции, разрешенной к ввозу в нашу республику.

Эти месседжи казахстанского премьера демонстрируют проблематику торгово-экономического сотрудничества между странами Центрально-Азиатского региона. К примеру, для Казахстана главными торгово-экономическими партнерами являются Евросоюз и другие страны дальнего зарубежья. А вот во взаимодействии с соседними странами – Кыргызстаном и Узбекистаном – возникают проблемы. Это ставит наш регион в уязвимое положение.

ЕАЭС предоставляет хорошие возможности для наращивания внутрирегиональной торговли. Полагаю, что помощь Казахстана по адаптации Кыргызстана к ЕАЭС будет способствовать большей интеграции между нашими республиками.

С другой стороны заявление Сагинтаева о допуске кыргызских предприятий и их продукции на казахстанский рынок звучит достаточно странно, поскольку противоречит принципам ЕАЭС, предусматривающим создание общего рынка товаров и возможность беспрепятственного допуска компаний-производителей в страны-партнеры по интеграционному объединению.

Ограничительные меры по вхождению предприятий и товаров на национальные рынки выхолащивают идею Евразийского экономического союза. Тогда как беспрепятственный доступ стимулирует не только торговлю внутри объединения, но и рост экономик стран-членов ЕАЭС, способствует более рациональному распределению капитала, трудовых и сырьевых ресурсов. В этом и состоит суть интеграции.

Есть еще один важный для перспектив развития ЕАЭС нюанс. Сегодня Кыргызстан по ценам на продукты питания и промышленные товары уже догнал своих партнеров по евразийской интеграции. Цены в Бишкеке практически такие же, как и в Алматы, а вот доходы населения гораздо ниже.

Это сигнал о том, что деятельность ЕАЭС нуждается в критическом осмыслении. Зачастую в разговорах о политических и экономических преференциях союза мы забываем о не менее важном социальном измерении интеграции.

Если в Кыргызстане после вступления в ЕАЭС цены подскочили и сравнялись с российскими и казахстанскими без существенного роста доходов населения – это повод для исполнительных органов и авторов интеграционного объединения задуматься, поскольку такие процессы не способствуют повышению имиджа евразийского проекта, а подрывает его. Ведь социальная напряженность в странах-членах ЕАЭС негативно сказывается на перспективах объединения.

Очевидно, что экономическим властям России, Казахстана, Кыргызстана, Беларуси и, наконец, Армении надо разобраться, в чем причина роста цен, что необходимо, чтобы приостановить этот процесс и обратить его вспять.

Отмечу, что сегодня в мире наблюдается парадоксальная тенденция: темпы роста мировой торговли отстают от темпов роста мировой экономики. Хотя всегда было наоборот – в этом и заключалась суть глобализации. Таким образом, мы наблюдаем процессы деглобализации мировой экономики – к этой тенденции надо быть готовыми, и как раз-таки региональная интеграция, объединение региональных экономики позволяют ответить на этот вызов.

Никто не ставит под сомнение необходимость евразийской интеграции, но нужно не забывать о социальном аспекте деятельности объединения.

Мирас Дауленов, заместитель председателя правления Казахстанского гуманитарно-юридического университета:

— Высказывая мнение академического сообщества, которое может не совпадать с точкой зрения казахстанских властей, замечу, что Межправсовет ЕАЭС сегодня не выполняет главную функцию, возложенную на него. По сути, на Евразийский межправительственный совет возлагается ответственность за экономические процессы, происходящие в нашем регионе. Мне кажется, было бы важным на таких встречах не просто подводить итоги и поднимать проблемы, но и принимать конкретные решения.

Наблюдаемая сегодня дисгармония в работе Межправсовета во многом объясняется различиями в позициях и интересах государств.

Соглашусь с предложением кыргызской стороны о либерализации внутреннего рынка ЕАЭС. До сих пор существуют ограничения, причем очень серьезные, не только на рынке услуг, но и на рынке товаров. Хотя торговля товарами является основным компонентом в создании общего рынка и формировании интеграционного объединения. В рамках ЕАЭС эта проблема до сих пор не решена.

Если другие интеграционные объединения борются со скрытыми ограничениями, закамуфлированными под различными техрегламентами и сертификацией, то в ЕАЭС мы чаще всего имеем дело с открытыми запретительными мерами, что лично у меня вызывает недоумение: почему такие ограничения до сих пор существуют, если национальные рынки стран-членов ЕАЭС должны быть открыты для партнеров по интеграции и барьеры должны быть сняты? Решение этой проблемы мне видится первоочередным в деятельности исполнительных органов и Межправсовета ЕАЭС.

Жулдызай Искакова, политолог:

Очевидно, что общее видение целей ЕАЭС у государств-участниц объединения есть. И подписание десяти достаточно серьезных соглашений в рамках заседания Евразийского межправсовета в Бишкеке всеми без исключения сторонами говорит о поэтапном совершенствовании условий для интеграции экономик. Есть четкое намерение устранять барьеры, порожденные во многом самими странами. Ведь государства, которые поражены такой болезнью, как бюрократия, заразили ими и само региональное объединение. Теперь предпринимаются меры по его излечению.

Что касается очевидных выгод для Казахстана от пребывания в ЕАЭС, то они пока неочевидны. Главная проблема в том, что старт работы ЕАЭС пришелся на период, когда экономики стран, входящих в объединение, ощутили потрясения. Случайность это или закономерность, но в результате мы имеем падение ВВП и взаимного товарооборота.

Сложность еще заключается в том, что уровень экономики у стран-участниц отличается в разы. Поэтому тем государствам, чья экономика более развита, приходится прилагать усилия к тому, чтобы остальные не тянули объединение вниз. С этой целью еще при вступлении Кыргызстана в ЕАЭС в 2015 году Россия и Казахстан выразили намерение безвозмездно выделить средства на адаптацию соседа — 200 млн долларов от Москвы и 100 млн долларов от Астаны.

На заседании в Бишкеке стало известно, что Казахстан выделит только 41 млн долларов. Очевидно, что причины в условиях текущего развития экономики. Будет ли предоставлена оставшаяся части обещанной суммы – неизвестно, но то, что Казахстан берет на себя больше обязательств, чем другие партнеры по ЕАЭС, кроме России, на лицо.

Жанар Тулиндинова (Астана)

Источник: «Информационно-аналитический центр» http://ia-centr.ru/expert/24887/