Узбекистан-ЕАЭС: новые вызовы экономической реальности в центре Евразии

Глава Министерства торговли США Уилбура Росса, выступая на бизнес-форуме Американо-узбекской торговой палаты в Ташкенте, заявил о том, что вступление Узбекистана в ЕАЭС может усложнить процесс его присоединения к ВТО.  Чем вызван такой интерес США к процессам, которые происходят в республике? Или это попытка оказать давление на республику накануне принятия важного геоэкономического решения? Эти и другие вопросы проанализировала директор ИАЦ «Евразия-Поволжье» Марина ЛАПЕНКО

 

2019 год проходит под знаком 25-летия идеи евразийской интеграции и пятилетия подписания Договора о Евразийском экономическом союзе. ЕАЭС развивается достаточно поступательно и претендует на роль центра в формировании Большого евразийского партнерства. И, в отличие от СНГ, ЕАЭС действительно, имеет серьезный потенциал к тому, чтобы стать одним из центров мирового экономического развития. Такой расклад не устраивает Соединенные Штаты Америки и, хотя при Трампе произошел временный отказ от больших транснациональных проектов – таких как Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство и Транстихоокеанское партнёрство, Вашингтон внимательно следит, во-первых, за тем, что происходит в мировой торговле на глобальном уровне, во-вторых, «держит руку на пульсе» в рамках ВТО и региональных интеграционных объединениях.

На днях глава Министерства торговли США Уилбура Росса, выступая на бизнес-форуме Американо-узбекской торговой палаты в Ташкенте, заявил о том, что вступление Узбекистана в ЕАЭС может усложнить процесс его присоединения к ВТО. Чем вызван такой интерес США к процессам, которые происходят в республике, с которой у них практически нулевой товарооборот (300-500 млн. долл. США)? Чем вызвана такая забота о членстве Узбекистана в ВТО? Или это попытка оказать давление на республику накануне принятия важного геоэкономического решения?

Узбекистан – одно из наиболее привлекательных с точки зрения ресурсов и потенциала развития центральноазиатское государство. Этим объясняется интерес многих региональных и внерегиональных акторов, а также наличие возможности выбора внешнеполитического и внешнеэкономического ориентира перед узбекским руководством. До Андижанских событий 2005 года желание выбирать наиболее оптимальный формат взаимодействия приводило к раскачиванию внешнеполитического курса как «качелей», то в сторону России и пророссийских механизмов, то в сторону США. Однако попытка государственного переворота убедила Ташкент в необходимости проведения более взвешенного курса по отношению к военно-политическому сотрудничеству с США и поддержании сбалансированной равноудаленности от мировых центров сил.

Интерес к возможности вхождения Узбекистана в ЕАЭС связан в большей степени не с заботой о трудностях, которые могут возникнуть на пути членства республики в ВТО, а в большей степени с нежеланием укрепления потенциала Евразийского экономического союза и усиления российско-узбекского торгово-экономического сотрудничества. Еще в середине 90-х гг. США сделали ставку на ряд республик постсоветского пространства с целью усиления геополитического влияния – на Южном Кавказе – это Грузия, в европейской части СНГ – это Украина, в Центральной Азии – Узбекистан. Это повестка актуальна и сейчас. Однако в отличие от Украины, которая была поставлена в условия жесткого выбора – либо ЕС, либо ЕАЭС, Узбекистану вряд ли удастся навязать условия выбора и блокового противостояния, поскольку серьезных противоречий между членством в ВТО и развитием евразийской интеграции – нет, при этом интеграции в регионе без участия Узбекистана является неполной.

Совсем недавно на сайте Министерства экономики и промышленности Узбекистана завершилось общественное обсуждение Концепции комплексного социально-экономического развития республики до 2030 года. Этот документ предусматривает в частности последовательное изучение вопроса вхождения страны в ЕАЭС и ВТО до 2025 года.

За последние пять лет ЕАЭС стал мощным региональным объединением с огромными перспективами развития и фактической интеграции в глобальную экономику посредством сети соглашений о Зонах свободной торговли. Так действующие и разрабатываемые соглашения дают возможность выхода на рынки Юго-Восточной Азии (через Вьетнам и Сингапур), Ближнего Востока (через Иран), Африки (через Египет), а также в перспективе и на выход на рынки Латинской Америки. В отдельных случаях в рамках создаваемых ЗСТ условия торговли для экспортеров стран-ЕАЭС намного выгоднее условий ВТО (на отдельные группы товаров предусматривается полная отмена ввозных пошлин).

Участие Узбекистана в развитии евразийской интеграции не является принципиально новым, поскольку он являлся членом ЕврАзЭС и, кроме того, два ведущих участника ЕАЭС – Россия и Казахстан в настоящее время являются основными торгово-экономическими партнерами Узбекистана (на долю ЕАЭС сейчас приходится до 30% экспорта из Узбекистана). Определенный опыт взаимодействия есть и в рамках Содружества Независимых государств.

Для возможного присоединения Узбекистана к евразийской интеграции существуют три основные причины. Первая – это необходимость устранения барьеров, которые сейчас существуют в межгосударственных отношениях и мешают их развитию. Вторая – это необходимость решения социально-экономических проблем, связанных с миграцией. Третья – это необходимость привлечения инвестиций и технологий.

Евразийский экономический союз развивается как динамичное экономическое объединение. Успешно реализуется задача создания общих рынков товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Уже сейчас Узбекистан сталкивается с серьезными препятствиями при экспорте своих товаров на внутреннем рынке ЕАЭС. Особый формат отношений не способствует облегчению взаимной торговли. Так, например, «зеленый коридор» для узбекской сельскохозяйственной продукции через Казахстан в Россию не привел к позитивной динамике, а наоборот стал своего рода «зеленым капканом» (по условиям и географии прохождения таможенного оформления). Кроме того, узбекские и российские производители терпят убытки из-за высоких тарифов на казахстанском участке железной дороги и серого реэкпорта российских и узбекских товаров. Дальнейшее углубление евразийской интеграции – введение сертификации, стандартов, маркировки товаров еще больше осложнит поступление узбекских товаров на общий рынок ЕАЭС.

Для решения трудовой миграции ЕАЭС также продвигается по пути создания единого рынка труда и уже сегодня существует значительная разница в положении узбекских мигрантов и мигрантов из Киргизии как страны-участницы ЕАЭС.

Москва и Ташкент уже начали наводить порядок в сфере трудовой миграции – важнейшем элементе для экономики Узбекистана и внутренней стабильности в Российской Федерации. Постепенно трудовая миграция принимает цивилизованные формы – для этого в Узбекистане создаются центры для потенциальных мигрантов с языковыми курсами и профподготовкой как мигрантов, так и членов семьи, запускается механизм централизованного рекрутинга трудовых мигрантов, в том числе в тесном взаимодействие с регионами Российской Федерации. При этом в рамках ЕАЭС идут дальше и разрабатывают унифицированное законодательство в сфере пенсионного обеспечения.

Кроме того, ЕАЭС – это не только торговля, но и развитие промышленной кооперации, инвестиций. Узбекистан провозгласил задачу построения экспортоориентированной, открытой рыночной экономики, диверсификации своих внешнеэкономических связей с учетом собственных национальных интересов. В условиях новой экономической политики Узбекистану необходимо расширять сотрудничество с зарубежными государствами, международными и региональными организациями, интеграционными объединениями, расширять производственную кооперацию и привлекать инвестиции. В случае вхождения в ЕАЭС узбекские производители получат равноправный доступ к рынку стран ЕАЭС (прежде всего России и Казахстана), будут созданы равные условия для трудовых мигрантов, получен доступ к российским инвестиционным ресурсам и технологиям.

Участие в ЕАЭС позволит Узбекистану преодолеть географическую замкнутость за счет вхождение в общее транспортное пространство и упрощенный доступ к континентальным транспортным узлам с выходом к рынкам и морским путям Ближнего и Среднего Востока, Китая, России и ЕС.

В настоящее время интеграция Узбекистана с ЕАЭС более выгодна, чем процесс вхождения в ВТО. ВТО – это не самоцель. Главная задача – это возможность отстоять свои национальные интересы и защитить своих производителей. Россия прошла длительный путь вхождения в ВТО, и Москва может оказать содействие Ташкенту в ряде сфер, в которых имеет богатый опыт отстаивания своих экономических интересов.

Вопрос возможного вхождения Республики Узбекистан не должен стать предметом внешнего давления ни со стороны США, ни со стороны России. Окончательное решение должно приниматься исходя из экономических интересов республики. Кроме того, дискурс вокруг ЕАЭС не должен стать и причиной внутриполитического кризиса. Накануне парламентских выборов вопрос о развитии евразийской интеграции может быть политизирован многими политическими партиями и движения. Для того, чтобы этого избежать этого необходимо подготовить качественное информационное сопровождение, провести подготовительную разъяснительную работу среди бизнеса и общества. Нельзя допустить навязывания схемы восприятия ВТО vs ЕАЭС.

Источник: https://ia-centr.ru/experts/marina-lapenko/vto-nelzya-eaes-pochemu-ssha-zastavlyaet-rasstavlyat-zapyatye/?fbclid=IwAR2Hb7PzC2AiO2e_3h3-rYkKL6svwfx1n_RRkHx__SFrjtyurKsL0BzbPtU/

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here