Евразийская интеграция демонстрирует принципы

В условиях борьбы с коронавирусом интеграционные объединения проходят проверку на прочность, а страны пытаются найти новые формы взаимодействия

В связи с пандемией COVID-19 вопрос сохранения и углубления интеграции стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) становится актуальным: объединению необходимо развивать единые рынки, выработать критерии и стратегии существования в новых условиях жизни. Об этом говорили участники экспертоного клуба «Мир Евразии» на тему «Интеграция в масках: влияние мобильности на мир труда и образования», прошедшего в режиме онлайн в Алматы.

 

«В карантинный период в публичную плоскость начали закидывать сомнения насчет ЕАЭС, мнения о том, что необходимо менять существующее положение в вопросах, касающихся человеческих ресурсов, — рассказал политолог Эдуард Полетаев. — Рассуждения примерно таковы: люди не могут выехать, застряли на границах. В Кыргызстане были возмущения по поводу того, что грузовики не могли проехать границу Казахстана. Хотя пограничный контроль – это не компетенция ЕЭАС. Тем не менее, это все косвенно ударило по имиджу организации. Ну и другие объединения на постсоветском пространстве также пострадали от коронавируса. Например, учения Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) тяжело проводить в карантинных условиях. В рамках Содружества независимых государств (СНГ) перенесено много культурных мероприятий. Допустим, Шымкент является культурной столицей СНГ в 2020 году. Еще весной должны были пройти в этом городе масштабные мероприятия».

 

По мнению экспертов, многие проблемы государствам придется решать самостоятельно, отсюда возникает рост экономических эгоизмов, возврат к внутренним ресурсам. «Пандемия коронавируса отрезвила некоторые интеграционные ожидания. Была некая эйфория по поводу совместных перспектив будущего, однако, оказалось, что наши страны сильно отличаются по подходам. Особенности каждой страны на практике замедляют и усложняют интеграцию. Появилось понимание, что это процесс серьезный, что дьявол кроется в деталях экономического эгоизма», — заявил экономист Айдархан Кусаинов.

 

Впрочем, эксперт считает, что все происходящее полезно для процесса, потому что переводит его в более серьезное, правильное экономическое русло, снижает фактор ура-патриотизма в ЕАЭС. По его мнению, борьба с коронавирусом дала практические уроки. С одной стороны, интеграция замедлится. Но, с другой стороны, это правильное замедление. Прежде чем дальше работать над объединением, нужно тщательно продумать процессы внутренней работы, рассмотреть вопросы стратегии развития, отделить политические от прикладных экономических аспектов. «Зато появились серьезные задачи, связанные с сертификацией медицинских препаратов, продовольственной безопасностью. Их можно решать в рамках ЕАЭС», — напомнил он.

 

Как отметила профессор Казахстанско-Немецкого университета, сотрудник Представительства Фонда им. Розы Люксембург в Центральной Азии Ирина Черных, она не встречала информации о том, ведется ли совместная деятельность в рамках ЕАЭС по разработке вакцины, новых лекарственных препаратов. «Знаю, что в России специалисты работают, испытывают вакцину, но есть ли совместные исследования? — задалась вопросом эксперт. — Ведь в этом мощный интеграционный потенциал, если бы страны ЕАЭС объединились, совместно разрабатывая лекарственные препараты, а также вакцину против COVID-19. Насколько эффективно эти задачи могут быть решены сегодня? Мне кажется, есть в данной области какая-то неопределенность».

 

Впрочем, евразийская экономическая интеграция все же демонстрирует свою состоятельность принципиально. Политолог Антон Морозов попытался дать общую оценку действий ЕАЭС в период пандемии коронавируса. С 26 марта по сегодняшний день на сайте ЕЭК опубликованы несколько решений, касающихся ввоза товаров, которые должны были помочь в борьбе с COVID-19 – средства индивидуальной защиты и  вещества, используемые для производства лекарственных и дезинфицирующих средств, медицинских изделий, необходимые для борьбы с пандемией, некоторые продукты питания, медицинское оборудование, средства диагностики. Например, вывоз продовольствия из ЕАЭС был ограничен, а ввозные пошлины на средства дезинфекции, защиты, некоторое медицинское оборудование внутри стран-участников ЕАЭС наоборот были обнулены.

 

«Однако на практике мы видим, что Казахстан, как и Кыргызстан, испытали серьезный дефицит защитных средств и медицинских препаратов, — упомянул эксперт. — Лодка благих намерений разбилась о скалы существующей социально-политической реальности.

Единственное, что более-менее удалось – обмен гуманитарной помощью (хотя тут тоже есть вопросы). Но полностью отдать этот успех ЕАЭС было бы преувеличением. Нам помогают не только члены этой организации. Хотя в принципе, меры, которые планировалось принять в рамках ЕАЭС, были адекватными – координация действий по профилактике заболевания, создание транспортных коридоров для оперативного перемещения критически важных товаров. Были приняты организационные меры — созданный по линии ЕАЭС координационный совет по борьбе с пандемией в режиме реального времени отслеживает обстановку в Союзе и оценивает потребности и возможности государств-членов по поставкам критически важных товаров».

 

ЕЭК, по словам политолога, ведет работу по разработке мер системного характера, призванных создать условия для восстановления и обеспечения дальнейшего экономического развития. Но нет никаких гарантий, что системные меры не будут саботированы исполнителями на местах.

 

В июне нынешнего года был создан проект комплексного плана мероприятий по предотвращению распространения коронавирусной инфекции COVID-19 и иных инфекционных заболеваний на территориях государств ЕАЭС. Ожидается утверждение документа, также планируется смягчение введенных ограничений, в том числе условий для свободного перемещения населения на общем экономическом пространстве. Правда, в ближайшее время в это пока мало верится, потому что карантинные меры, которые предпринимаются, слишком разнородные на пространстве ЕАЭС. Но очевидно, что в условиях борьбы с коронавирусом страны продолжают контакты в режиме онлайн на различных уровнях с хорошей динамикой, тем более, что сейчас требуются быстрые и эффективные решения, а интеграционный проект все же является долгосрочным.

 

Заявление лидеров государств, принятое на заседании Высшего Евразийского экономического совета 19 мая 2020 года, подтвердило заинтересованность участников во взаимодействии для противодействия общей угрозе. Страны ЕАЭС уверены, что после кризиса, вызванного пандемией, и соответствующих условий неопределенности, дальнейшее объединение интеграционных усилий приобретет особую значимость.

 

«Все интеграционные образования сейчас проходят проверку на прочность, — заметила президент ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова. Посмотрите, что происходит в Европе. На одном из недавних научных советов ВЦИОМ политолог из Германии Александр Рар говорил, что деятельность ЕС отсутствует как таковая, что каждая страна выживает самостоятельно. Что уж тут говорить про ЕЭАС, который относительно недавно был создан? Некоторое торможение интеграционного процесса в настоящих условиях — это естественно. Мы пытаемся найти новые способы взаимодействия. С этой точки зрения усилились экспертные контакты. Благодаря онлайн-платформам мы много общаемся, обсуждаем актуальные вопросы».

 

Усиливает ли ситуация с пандемией интеграцию стран или она является препятствием? Старший преподаватель кафедры «Государственная и общественная политика и право», Алматы Менеджмент Университет («AlmaU») Александр Губерт уверен, что противники интеграции активизировались везде, и в ЕАЭС, и в ЕС. «Эпидемия коронавируса сама по себе проблема и вызов, это кризисное время, — рассуждает он. — Но как любое явление, его начинают использовать в тех или иных интересах. Видны попытки использования эпидемии с целью размежевания тех структур, которые сложились, они лежат на поверхности. Худо ли, бедно ли, но за период существования ЕАЭС произошли достаточно большие подвижки интеграции и в законодательстве, и в экономике. Ситуация, которая сложилась сегодня, реально мешает интеграции. Задача союзных структур – работать над проблемами и озвучивать результаты. Да, страны в ЕАЭС входят разные. У всех собственные интересы. Но любой процесс без движения, без улучшения, без расширения обречен».

 

«Страны ЕАЭС обратились к хорошо отработанным методам и стратегиям, механизмам фрагментации пространства и населения, когда все отделялись друг от друга во время карантина, — заявил профессор Казахстанско-Немецкого университета Рустам Бурнашев. — Это испытанный временем эффективный механизм противостояния таким проблемам, как эпидемия, другого механизма история не знает. Он не уникален. Страны ЕАЭС здесь ничего нового не изобрели. Так действовали практически все государства. Поэтому, с моей точки зрения, в данном случае никаких козырей у противников ЕАЭС быть не может».

 

К тому же, такие затруднения существуют сейчас во всем мире. «Но в рамках ЕАЭС они достаточно эффективно решаются, — подчеркнул эксперт. — Например, для обучающихся смягчили пограничный режим, проводится в настоящее время набор студентов.

В противоположность этому, узбекские и таджикские мигранты, чьи страны не входят в ЕАЭС, испытывают проблемы. Имеющиеся у них трудовые соглашения краткосрочны. Многие люди, даже при наличии работы, срывались с мест и пытались вернуться в свою страну. Мы знаем о проблеме узбекских трудовых мигрантов, которые застряли на границе Казахстана и России. Неожиданно ЕАЭС стал эффективной структурой для трудовых мигрантов, чем условный «не ЕАЭС». То есть мигранты из стран ЕАЭС оказались в более выгодной ситуации, чем их коллеги, которые по гражданству не относятся к странам Союза».

 

Заместитель главного редактора газеты «Аргументы и факты – Казахстан» Сергей Козлов

Говорил о том, что последствия такого потрясения, как пандемия, мы в полной мере ощутим позднее. Целые отрасли экономик будут существенно деформированы, как в плане трудовой занятости, так и в плане финансовой достаточности. Однако, на этом фоне евразийская интеграция выглядит не хуже, чем европейская. «Хотя сравнения не корректны ни по уровню экономического развития этих двух интеграционных объединений, ни по их структуре, — подчеркнул он. — ЕЭК, к примеру, имеет куда меньшие полномочия, чем аналогичный орган в ЕС. ЕАЭС проявил себя настолько, насколько он оказался зрел».

 

Аманжол СМАГУЛОВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here